ЦИРКУМПОЛЯРНЫЙ КОНГРЕСС СМИ
САЛЕХАРД • 9—11 ДЕКАБРЯ 2018 
Сэлфи с оленем, строганина и морошка!
11 декабря 2018
Сэлфи с оленем, строганина и морошка!

Когда на стойбище в Приуральском районе прибыли участники Международного циркумполярного конгресса СМИ «Арктический медиамир», на пути к оленям встали представители коренных народов Севера – в национальных костюмах и с угощениями: полными тарелками строганины и морошки с кедровыми орехами. И вот тут сработал тот самый внутренний щелчок, когда, через пару шагов в этой нарядной толпе, ты понимаешь, что это вовсе не имитация культурного наследия, это все настоящее. И рыба, и морошка, и окуривание дымом, снимающее злые помыслы со всякого, входящего на территорию стойбища.

Только пройдя через обряд встречи дорогих гостей, участники конгресса поспешили отнюдь не к хорею, чтобы метать на него приготовленные тынзяны. И даже не к эстафетам по прыжкам через нарты. Прямо за реальными, обжитыми чумами их ждало не менее реальное оленье стадо, запряженные тройками и четверками оленей нарты и опытные «водители» нартов, готовые прокатить на упряжке каждого желающего.

И… началось! Такого количества видеокамер и фотокамер олени никогда не видели, поэтому стыдливо опускали морды в снег при каждой попытке сэлфи и укоризненно качали большими и тяжелыми рогами, словно говоря: «Ну что вы! В самом-то деле! Оленей никогда не видели?!»


Каждый второй до этой минуты их, и правда, видел только в интернете. Увереннее всех с оленьим сэлфи и упряжкой справился ведущий программы «Контрольная закупка» на Первом канале Антон Привольнов. Ямальское стадо оленей – второе в его жизни. Первое было в прошлом году в Якутии. А потому вопросов больше, чем у остальных:

– Прикольно, а собака тут откуда?

– Для охраны.

– От кого?

– Хорошая лайка лучше пастуха, – немногословно отвечают ненцы.

Пока Антон и олень позируют для фото, другие журналисты тоже не стоят на месте. Теперь их внимание приковано к той самой собаке, что еще полчаса назад мирно спала и не ожидала такого внимания.

– Это кто?

– Лайка это. Вы это… К оленям идите, покатаетесь на нартах! – ненец, представившийся Максимом, стесняется налетевшей толпы журналистов.

– Как зовут собаку?

– Шарик. Шарик уже устал…


Шарик тем временем прижимался к теплой малице хозяина и тоскливо смотрел в низкое полярное небо, периодически подрагивая от чужих прикосновений.

– Шарик, а Шарик! Где твои кисы? Почему у вас собака раздетая?

– Почему у меня в рюкзаке есть кофе, но нет собачьего мокрого корма…

– У нас все собаки такие, они умеют жить на снегу и корм из магазина они не ели, – объясняет хозяин.

– Шарик, дай лапку, я тебе ее в варежке погрею…

Под нартой от толпы спрятался еще один пес, тоже из местных. Но в отличие от Шарика – на цепи.

– Ох, а тут еще одна собака, посадите ее на шкуру, у нее лапы замерзнут.

Собаку, практически супротив воли, сонную и взъерошенную перетаскивают из-под нартов на оленью шкурку.

– Это Тетка, – рассказывает Максим.

Ну, как тут не вспомнить Антон Палыча с его Теткой, она же Каштанка?!

Но эта именно Тетка.

– У нее четыре лапы и каждая светлая по сравнению со спиной, поэтому он Тетка, – объясняет молодой ненец. Похоже, что в запасе у доброго десятка журналистов появилось еще одно собачье имя – ямальское, Тетка!


У чешского журналиста Иржи Юста – свой взгляд на оленей. Ему есть с чем сравнить. Кто бы мог подумать: где Ямал, а где Чехия?!

– У нас есть свои, европейские олени. И дикие, и домашние... У нас тоже есть оленьи фермы, вот только таких красавцев там нет. Это только у вас! Олени у вас совсем ручные, – делится впечатлениями Иржи. Олени чувствуют его уверенность и разрешают теребить себя за ухом, гладить и даже прижиматься к морде.

– Есть ощущение сказки?

– Я не могу назвать это сказкой. Но это очень своеобразный регион, сам по себе… (вероятно, Иржи подразумевал – самобытный. – Прим. ред.) Я 11 лет жил и работал в России, но тут побывать не удавалось. Страна большая. И вы знаете, это стоило того, чтобы сейчас приехать сюда на конгресс из другого региона и из другой страны, – резюмировал он.

Для журналиста Юрия Яковлева, работающего в Германии на русскоязычном портале «Русское поле», поездка тоже оказалась копилкой новых впечатлений.

– Меня по долгу службы много куда носило: Иркутск, Алтай, Сибирь.… А вот на Ямале побывать не довелось. Наверстываю сейчас. Как только узнал о конгрессе, сразу же подал заявку. И вот сейчас смотрю на это стадо оленей и не могу сказать, что впечатлило больше: Сабетта или это погружение в жизнь ямальских народов.

– Но олени это не весь Ямал… тут еще и кухня очень своеобразная!

– Вы знаете, я ел строганину и раньше, привозили друзья, пробовал в ресторанах. Но у ямальской строганины совсем другой вкус, как и у всего, что происходит с нами в эти дни конгресса. И это прекрасно!

Прекрасное общение с оленями плавно перешло в боевые вылазки в многочисленные чумы, где всех ждал щедрый ямальский стол и горячий чай.

Сидя за столом у раскаленной почти докрасна печки-буржуйки, участники конгресса не стали знакомиться заново или сверяться с бейджами, а просто называли свою принадлежность к региону и поднимали кружки с чаем и другими горячительными напитками: Чехия! Карелия! Мурманск! Тюмень! Салехард! И говорили-говорили-говорили… О северных традициях гостеприимства, о Ямале, о том, как здорово было вот так решить и собраться вместе.

Помогала держать диалог и гостеприимная хозяйка чума – ненка по имени Ольга, которая не только участливо подливала уху, но и откровенно говорила о том, что не знает, вернутся ли ее дети, которые учатся в Санкт-Петербурге в стойбище, и кто продолжит династию оленеводов ее рода.

Задушевные беседы лились ровно до той минуты, пока дверь в чум не открыли провожатые со словами:

– Делегации, по автобусам!

Но расставаться никто не спешил. Поэтому мы не прощаемся, мы говорим до новой встречи!

Источник: «Красный Север»

 

Возврат к списку