ЦИРКУМПОЛЯРНЫЙ КОНГРЕСС СМИ
САЛЕХАРД • 9—11 ДЕКАБРЯ 2018 
Алкоголь и женщин нельзя, работа – можно. Закрытый поселок Сабетта глазами карельского журналиста
23 января 2019
Алкоголь и женщин нельзя, работа – можно. Закрытый поселок Сабетта глазами карельского журналиста
«Карелия.Ньюс». Евгений Белянчиков

Российским журналистам в начале декабря показали уникальный закрытый поселок Сабетта, который расположен на территории вечной мерзлоты в Ямало-Ненецком автономном округе (ЯНАО) у Обской губы Карского моря. 

Добраться в этот поселок простому смертному крайне сложно. Фактически это режимный объект, практически военный, хотя работает он в мирных целях. Здесь с 2014 года идет строительство крупнейшего в мире завода по производству сжиженного природного газа. Проект «Ямал СПГ» - один из самых амбициозных в России, ничуть не менее масштабный, чем Крымский мост или даже Олимпиада. Правда, намного более секретный, не раскрученный, поскольку здесь производят сжиженный газ, чтобы отправить его, увы, на экспорт. В общем, это проект не для траты средств, а для их получения. Оттого и спрятан он подальше от людских глаз, прямо над вечной мерзлотой на одном из крупнейших месторождений газа. 


Мы, российские журналисты, посетили поселок в рамках крупнейшего циркумполярного конгресса СМИ, который прошел в Салехарде (столице Ямала) на минувшей неделе. Поездка в Сабетту чартерным рейсом из Москвы оказалась, наверное, самым ярким впечатлением. Поездов и дорог туда нет, только самолеты и водный путь. Оттого и попасть в это место – словно отправиться на другую планету. Недаром, что устоялось уже выражение «Планета Сабетта». 

И это действительно близко к правде. Сейчас здесь полярная ночь. Светло от силы часа два. Остальное время – кромешная тьма. Тьма, холод, ветра и снега, а внизу сотни метров мерзлоты. Наш самолет из Москвы приземлился на бетонные плиты международного аэропорта, который сумели построить на этих льдах российские инженеры. Температура за бортом – жара, всего минус шесть по Цельсию, хотя пару дней назад было минус 37. Минус шесть – подарок нам. Хотя сильнейший ветер съедал это «тепло», пришлось укутаться в шарф и капюшон. 


Нас встречали люди в форме. Правда, не военной, а форме сотрудников проекта «Ямал СПГ». Все в касках, все суровые и молчаливые. Работа здесь ведется вахтовым методом. 45 дней на объекте – типичная смена. Потом отдых на большой земле. Так работают все – поселок считается вахтовым. Все – это 15-20 тысяч работников. Строители, сотрудники завода по снижению газа. Еще год назад население составляло почти 30 тысяч, строителей было больше. В Сабетте практически все – мужчины. Женщин очень мало, и это не жены, а работники поселка. Тут не до семьи. 

Сабетта – это жилой поселок из домов-общежитий, поставленных на сваи прямо в мерзлоту, и сам завод в нескольких километров от жилых зданий. Дома и конструкции завода строили не здесь, а на большой земле, собирали целиком, а потом везли на огромных судах. Впечатляет. 

В поселке сухой закон, алкоголь запрещен. Курение строго в определенных местах, из развлечений только спортзал. Сабетта – рабочий поселок, развлекаться здесь нельзя. Нет здесь и животных – ни домашних, ни бездомных кошек или собак. Все серьезно. 

Интересное описание нашел в журнале, выпущенном к медиаконгрессу. Особенно хорошо про портовых девок. 



Нашу группу повезли на снежной дороге, собранной из бетонных плит, никакого асфальта. Практически военный объект. Вокруг темные поля и голая страшная тундра. Полное ощущение, что оказался действительно на другой планете, непригодной для жизни. Как тут не подумать про какой-нибудь фантастический американский триллер, где сумасшедшие русские построили военный город в снегах. Оказывается, не выдумки киношников, так и есть – он существует. Сабетта называется. 

Пешком ходить здесь по дорогам, как нам сказали, не разрешается. Максимальная скорость движения на авто – 40 км в час. Автомобили – либо грузовые, либо внедорожники. Легковушку тут не найти, ей тут не выжить – снега, ветра с Северного Ледовитого океана. 



Мы въезжаем на территорию завода «Ямал СПГ», сердце Сабетты. Делать фото строго запрещено. В целях вашей же безопасности, говорят. Объясняют тем, что здесь везде газ. Как он связан с фото, непонятно. Понятно, что здесь скорее вопросы секретности. Выходить из автобуса тоже нельзя. Нас везут по внутренним лабиринтам завода – трубы, сваи, балки, станции и какие-то конструкции – сверху, снизу, сбоку, везде. А еще суровые рабочие в толстенных бушлатах, шапках и касках. Поглядывают подозрительно. 

Наш «гид», отвечая на вопрос, говорит, что зарплата здесь у строителей от 100 тысяч в месяц. Потом коллега-журналист умудряется пообщаться в курилке с другими рабочими. Те называют сумму в два раза меньше.

Понятно, что на самом заводе, у работников газовой отрасли зарплата должна быть больше. Но рабочие недовольны и жалуются на слишком суровые условия жизни для такой невысокой зарплаты. Если учесть, что после вахты, они месяц отдыхают, то делим зарплату на два месяца – совсем мало. Но это только с их слов. Как на самом деле, можно только догадываться. 


Нас кортежем вывозят с территории завода и везут в порт, здесь разрешают сфотографировать предприятие со стороны. Все снимают стилизованную под банку сгущенки конструкцию-цистерну с надписью «Газ». Говорят, что был даже конкурс, чтобы как-то весело и ярко раскрасить эту чудо-бочку. Выбрали сгущенку. Нравится.  

Рядом с площадкой, откуда мы снимаем, достраивают здание, куда через день привезут Дмитрия Медведева и губернаторов Арктики, в том числе нашего Артура Парфенчикова. Хотели сначала, вроде бы, с нашим журналистским визитом объединить, но передумали. Взяли только свою прессу, она не подведет. 

Едем в поселок. Там нас уже ждут в местном дворце-клубе. Все обустроено, красиво, везде тепло. Можно жить. 

Удивляемся масштабам стройки и уезжаем в аэропорт, чтобы сказать этому чуду света «До свидания!». 

Сабетта действительно впечатляет, пугает и завораживает. Поворачивать реки вспять, строить БАМы и прочие ББК у нас в стране всегда умели и любили. Сабетта – прекрасный пример такого же объекта. Только вот уже сидя в самолете я думал о том, что такие проекты смогут лично у меня вызывать настоящую гордость лишь тогда, когда хотя бы маленький кусочек от этих богатств достанется и нам. В Карелии газифицировано не более семи процентов территории. Мазут и уголь – вот основные источники тепла в наших северных районах.

Вместе со мной, кстати, в Сабетту ездила и журналист из Беломорска. Этот город вместе с Кемью и поселком Лоухи вошли в арктическую зону. Жители Беломорска платят за отопление трехкомнатной квартиры мазутом по 12 тысяч рублей в месяц. В Лоухи дела еще хуже. Здесь уже в начале зимы был введен режим ЧС в связи с холодом в домах. Конечно, хорошо, что есть такой поселок Сабетта. Жаль только, что газ оттуда танкерами идет прямиком на экспорт – куда-нибудь в Южную Корею или Китай. Мы же тут продолжаем держаться и выживать на дорогих угле и мазуте. Впрочем, государство нам ничего не должно, как теперь модно говорить с больших трибун. Так что мы как-нибудь сами, без ваших Сабетт.

Источник



Возврат к списку